Архив блога

среда, 1 марта 2017 г.

the last winter (Последняя зима)


В этом посту будет запечатлён заброшенный завод, и два гнилых убежища, расположенные непосредственно на нём. А так же очень тёплая, и интересная история про залаз, охрану, и индустриальную эстетику.

Было холодно, и темно. Полнолуние. Но из - за густого тумана, не было видно собственной руки, протянутой перед собой.
- Бетонка, два километра прямо, а там отогнутый прут в заборе, 15 шагов влево, сразу, после шитка, и не забудь загнуть обратно, когда залезешь! - сказал Стронг.
 - Прям перед будкой охраны?
- Сегодня ночью никого не будет!
- А собаки?
- Тогда дрочиться нам по пром - зоне, пока вохры не примут!
Обсуждали три бродяги, в автобусе, старом таком, "пазик" их ещё называют...
Пазик с огромной скоростью летел по автотрассе. Окна были покрыты снежинками и узорами на столько сильно, что разглядеть что - либо, было просто невозможно.
Только огоньки, сверкающие в определённой последовательности. Это периметр подсвечивается.
- Пора выходить!
- Двигаем!
И попрощавшись с печкой, которая стояла под сиденьем, и грела задницу так сильно, что высыхали даже намокшие трусики, которые кстати говоря, намокали довольно сильно, при мыслях о принималове.
Мы вышли на какой - то задроченной заправке, я сразу закурил, Кирком достал энергетик, а Стронг? Стронг ничего не достал, но бутылки крепкого пива приятно позвякивали у него в рюкзаке.
Все кустарники и деревья были покрыты огромными кристаллами инея, туман стоял густой, он аккуратно обвивал все деревья, вент шахты и корпуса, огромные корпуса, которые угрюмыми глыбами выглядывали издалека, пугая своими размерами.
В один из корпусов попасть было довольно просто, но от всего самого вкусного, он был огорожен хорошеньким периметром, который был явно под напряжением - трансформаторная будка сияла тёплым светом, и издавала монотонный, приятный шум.
Без раздумий, мы залезли в корпус, и начали пить пиво, предварительно заставив все окна обрушившимся натяжным потолком.
 Стронг напился, и начал потрошить книжные полки так, что ненужные ему листы, папки и книги летели во все стороны, в том числе и в нас.
- Что ты блять творишь?
- Пьяный козёл! - недовольный кир ком начал возмущаться.
- Да отвалите вы! Лучше подсветите мне фонариком, тут кое- что должно быть.
У стронга была одна проблема, везде, где бы он не был, он собирает разные чертежи, схемы, карты и так далее, за что среди местных диггеров получил прозвище "макулатурщик", или же просто "газетчик".
Я с Киркомом просто отдыхали на креслах, когда стронг притащил какую - то старую, гнилую папку, датированную 1986 годом, на ней было всего две буквы. Г.О.
Все мы тогда всполошились, и начали её интенсивно изучать, в результате чего, у нас на руках была конкретная карта, с расположением всех защитных сооружений, их содержимым и прочей информацией.
- Да чёрт возьми! Инфа старая, их давно уже нет.
- Нет, постой, завод обанкротился, приблизительно в две тысячи седьмых..
- Но опечатки в корпусе "Б" датированы 2015 годом.
- Да в том то и оно! Что второй и третий квартал завода были выкуплены частниками, и вероятно, что убежища они засрали своей продукцией. А вот убежище под старым АБК, должно быть советской закалки, к тому же оно было брошено ещё до того, как на заводе была произведена инвентаризация.
- Тогда туда нам и дорога, а затем, по эстакадам, дойдём до следующего бомборя.
- Отлично! Двигаем.
Первое убежище меня очень обрадовало, не смотря на долгий путь, порванные штаны, зацепившиеся за егозу, а так же прятки с охраной, которая делает объезды с внешней стороны периметра.
АБК, разбитое абк, и рядом с ним, из под снега, словно подснежники, выглядывали вентшахты. Спустившись по очень широкой лестнице, мы попали в убежище, оно оказалось затоплено выше пояса, но от туда веяло теплом.
 Тут мы и устроили привал, каждый пошёл фотографировать что - то своё.
 Я разбежался, и попробовал прокатиться на пузе. Получилось, но пока разгонялся, зацепился за провода, которые питали энергией лампочки, в результате чего, вся эта конструкция рухнула на меня, а вместе с этим, по всему убежищу, посыпалась штукатурка.













Хорошенько согревшись, выкурив папироску, и осмотрев всё убежище, мы стали придумывать и анализировать наши дальнейшие действия. В ходе чего было принято забраться на эстакады, которые возвышались над землёй, в пятнадцати, двадцати метрах, и идти по ним, дабы не утопать в сугробах, и быстро уйти, в ходе запала.
Выглянув, на улицу, я понял, что меня ждёт незабываемая прогулка, так оно и было.
Пока мы шли до эстакады, по пояс в сугробах, я вычислил две плохие новости. Первая - охрана ездиет на лыжах, второе - на территории, без привязи бегают собаки.
Поднявшись на эстакады, я заметил ещё одну неприятную вещь - чопы ходят по эстакадам, о чём свидетельствовали недавние следы.
Далее пришлось двигаться осторожнее, эстакады совсем прогнили, кое - где, отсутствовали перила, и даже решётки, по которым пришлось идти.
Попутно, я делал различные кадры. И вот, снова, фотографируя пейзаж, я на минутку отвлёкся, и посмотрел на своих друзей. Они стояли, слегка засыпанные снегом, и просто смотрели вдаль. Я не стал их беспокоить, потому, что знал, они просто наслаждаются картиной. И я тоже ей наслаждался.





Мы долго шли по эстакадам, пока из тумана не начал появляться лабораторный корпус, с переходом в абк. Под ним то и должен быть бомбарь, о чём свидетельствовали многочисленные вентшахты. Мы зашли в корпус, и долго не могли найти лестницу. Нас начало пробивать в какой - то, не то сон, не то просто усталость. Глаза закрывались, и я просто начал теряться в этой темноте.Вот мы в пультовой, потом в абк, вот наконец - то лестница! Но в убежище оно не ведёт. Вот мы идём по переходу, затем попадаем опять в пультовую.
- ладно, хватит тут трепаться, пошли в наклонник, вон он, на улице, среди сугробов торчит.
Наклонник был засыпан снегом, и от него торчала одна лишь крыша. Просунув голову в него, я обрадовался, и сказал: - Лезем сюда, тут сухо!
Действительно, в наклоннике было сухо, и, он был очень длинным, и уходил глубже, под землю. В конце я увидел торчащую из льда, герму. Выглядывала она ровно на 10 сантиметров из воды.  
Нам пришлось возвращаться, вновь по эстакадам. Вернувшись за периметр завода, мы выдвинулись к нашей главной цели - убежище, под главной администрацией завода - самое  живое здание на всём заводе, которое по совместительству, было главным управлением охраны.
Мы пошли по огромным сугробам, через лес. Собаки выли невыносимо громко, Они бегали по корпусам, и иногда выбегали за периметр, злобно скалясь на нас.
Все деревья и кустарники были покрыты огромными кристаллами льда, и из - за тумана, мы абсолютно не видели здание, под которым располагалось убежище. Видно было только как на проходной горит свет, и освящается окно на третьем этаже.

Возле входа, дрочился какой - то мужлан, мы бы его не заметили, если бы не яркий луч прожектора, которым он освещал близлежащую територию, возможно, в поисках нас. Так же, возле машины торчал ещё один мужлан. Мы подождали, пока он с ней закончит, и двинули ползком, по огромным сугробам к вент шахтам, которые располагались в десяти метрах от главного входа.
разогнув жалюзи разводлом, мы залезли в первую. Приятно было то, что она не затоплена.
Это был аварийный выход из убежища, с маленькой гермо - форточкой. Которую нам не удалось открыть, из за того, что она намертво приржавела.
Тогда нам пришлось открывать остальные вент шахты, в поисках залаза.
Оказавшись в другой, мы сняли узс с петель. Кир ком быстро полез проверять, что же за ней нас ожидает.
- Ну что там? - Сказал Стронг.
- Ребят, там дизель охуенный!
- Что? - повторил стронг, вглядываясь в темноту.
- Пошёл ты! - Не долго думая, оттолкнул его я, и двинул в узкий проём, разорвав свою куртку.
Тем временем Кирком с ноги выбил фильтры, и был уже в бомбаре. Дождавшись Стронга, я взял рюкзаки и тоже очутился в убежище.
- Ребят! Вы только посмотрите! - восклицал я. - Какие цвета? Гляньте!
Я восхищался размерами и окраской старого, ржавого дизель - генератора. Тем временем Стронг и Кирком уже лежали мордами в пол, и что - то показывали мне жестами.
Упав на пол, я подполз к ним, и поинтересовался, что происходит?
- Тише. Свет! Смотри, кто - то здесь есть.
- Это прожектор! - Сказал Стронг.
- Они просто гасят прожектором на весь бомбарь. В углу просто висит огромнй прожектор, и хуярит на весь бомбарь!
Зачем? Нам оставалось только догадываться. решив, что это просто режимный свет, мы аккуратно начали исследовать комнату за комнатой.
Выйдя в главный зал, нас угостил ярким, ламповым светом огромный прожектор. Честно говоря, убежище явно посещается людьми, но оно передавало атмосферу полного запустения, тишины и медитации.
Вот и главный зал для укрываемых, довольно просторный.
Прожектор освещал сильно, из - за чего все предметы вокруг отдавали чёрные, тяжёлые тени, в которых без проблем можно было спрятаться.
Напроч гнилые нары, и стул, похожий на огромного паука. Я часто вижу подобный стул на объектах. Набравшись уверенности, что здесь никого нет, мы подошли вплотную к прожектору. Там, рядом с прожектором, на нарах, лежало множество инструментов, а так же пачек сигарет и окурков.
- Здесь явно кто то есть, давайте быстрее! - Сказал Кирком, и Стронг.
- Это вряд ли! - Ответил им я с полной уверенностью.
Пачки сигарет датированы две тысячи шестым годом, а бутылки из под пива, со старой упаковкой. Возможно здесь и сидел какой - нибудь пьяный козёл, но это явно было очень давно. Полагаю, что про свет они просто забыли.
Тогда мы разбрелись по убежищу, и каждый начал снимать что - то своё.



Я протёр от пыли объектив, и ко мне в комнату фву, ворвались стронг и Кирком.
- Димас! Кто то выклчил свет, валим от сюда!
Очутившись в дизельной, я закурил. Мы были в двух минутах от вылаза.
Затянувшись дакотой по сильнее, я не мог оторвать взгляда, от старого  дизеля.
- Ребят, ну его всё нахер! Больше я сюда не полезу. Ну а раз уж мы тут здесь, нужно всё здесь отснять.
Друзья согласились, и все трое, начали фотографировать дизель.







Вылезая на поверхность, мы со Стронгом прикрутили Фву на место. И без палева, вышли на проезжую дорогу. И тут мы увидели, как открывается дверь на проходной.
- Чувак, ты это видел?
- Что?
- Только что, на первом этаже три мужлана вряд прошли, как будто маршируют.
Недалеко от завода, к нам незаметно подъехала машина, из которой вылез огромный мужлан, в берцах, и белом камуфле.
- Что мы тут делаем?
- Мы на автобус опаздали, фотографировали пейзаж вечером, и не успели, вот идём пешком ближе к городу. А вы кто?
- Мы охраняем завод, у вас инструменты при себе есть? 
- Не, вы что! - для уверенности я открыл рюкзак, и продемонстрировал фотоаппарат.
- Хорошо! Серый? Проедь вдоль периметра, посмотри, нет ли следов к заводу.
Через пару минут, они связались по рации. Никаких следов не нашли, и отпустили нас, уехав на проходную.
Тогда мы в скором темпе решили сваливать с пром зоны, но получилось не очень.
Впереди, мы увидели свет фар, и мы знали, что это едет местный вохр, который частенько делает тут обходы.
А сзади нас светила фарами, и гнала на всех газах, уже знакомая нам машина с мужланами.
Нам повезло резко упасть в сугробы, и спрятаться в каких - то развалинах, где мы скинули весь инструмент.
 Выпив горячего чая, из термоса, и покурив. мы вновь вышли на большую дорогу, где моментально были задержаны Вохрами, которые осмотрели наши сумки, и сказали:
- Вас ребят, белый нисан с охраной не останавливал?
- Эмм, останавливал.
- Когда?
- Да минут пятнадцать назад...
Тогда вохр, с недовольным лицом, выражавшим недоразумение, уехал в направлении, нашего завода.
Было принято решение, что машина с охраной, когда возвращалась на кпп, увидела шатанные вентшахты, и отправилась в погоню за нами, наткнувшись на Вохров, сказали, чтобы те, сообщили им, если встретят нас. К счастью, нам удалось скрыться.
В общем, всех с весной! 














Комментариев нет:

Отправить комментарий